Шрифт: Arial Times
Размер: A A A
Кернинг: абв абв абв
Цвета: Ц Ц Ц Ц

Народная артистка СССР А. Н. Самарина (1892−1971 гг.)

Народная артистка СССР А. Н. Самарина (1892−1971 гг.)

22 апреля 2009 года исполняется 117 лет со дня рождения Антонины Николаевны Самариной.

Будучи дочерью народного артиста РСФСР Н. И. Собольщикова-Самарина, известного всей театральной России знаменитого режиссера и антрепренера, она и сама принадлежит к числу блистательных актрис русского театра, как писали — «являет собой и внешне и внутренне наиболее выразительный облик человека актерской профессии», причем именно русской школы. «Высокий ясный голос с таким богатством интонаций, оттенков, изучающий пристальный взгляд … … особенно доброе внимание к людям, заинтересованность, как бы личная сопричастность со всем, что происходит в мире.» 1

Почти сорок лет отдала Антонина Николаевна нижегородской сцене. В нашем городе она выросла в большого мастера русского театра, здесь сыграла свои главные роли. Здесь прошла большая часть ее жизни.

Самарина была актриса в городе известная и любимая, обаятельная женщина и человек необыкновенно чуткой души, и притом проживший интересную драматичную жизнь. Как сказала Софья Михайловна Хентова, ленинградский музыковед: «О, у Самариной чрезвычайно богатая биография. Как женщина она и красива, и умна, и лукава. Как актриса — талантлива. И как человек — тоже талантлива. О ней бы книгу написать, в духе Цвейга.» 2

О ней и писали неоднократно. 3

Но смена эпох в стране грозит утратой памяти о кумирах прежних лет. Однако людей, что были не только воплощением профессионального успеха, но и профессиональной этики, и являли собой творческий эталон — помнить необходимо. И потому мы вновь пишем народной артистке СССР Антонине Николаевне Самариной.

В 1962 г. и 1970 г. в дар Горьковскому облгосархиву Антонина Николаевна Самарина передала часть семейного архива. Смерть помешала ей закончить сдачу. 30 июня 1971 г. по завещанию Самариной архивом получена остальная часть документальных материалов. 4

К сожалению, большая часть материала была сдана ранее в Бахрушинский музей (Москва) и др. музеи.

Из этих данных — документов, сохранившихся в личном фонде ГУ ЦАНО №5823 и опубликованных музейных документов — мы можем сложить картину жизни и творчества А.Н. Самариной.

В августе 1892 года четырехмесячным ребенком Тоня Собольщикова, дочь провинциальных актеров, была привезена родителями в Нижний. Здесь прошло ее детство, здесь она училась в третьей гимназии, находившейся на Черном Пруду.

Свою театральную деятельность актриса начала, однако, не в нашем городе, а когда семья переехала в Одессу в 1916 году.

Как пишет актриса в своих незавершенных воспоминаниях и рассказывает в беседе с театральным критиком т. Фих 8 апреля 1971 г.: «Отец воспитывал меня строго, к театру не подпускал. Я начала свою театральную деятельность тихонько от него с другим режиссером. Когда мы приехали в Одессу в 1916 году, мое внимание привлек артист и режиссер с необычайной формой, необыкновенно развитым телом гимнаста-спортсмена. Это был Борис Сергеевич Глаголин, одаренный, с большой фантазией, большой культурой человек, замечательный режиссер… Двадцатые, тридцатые годы — время исканий … борьбы с шаблоном … Он заставлял нас заниматься акробатикой. У меня однажды в пьесе «Миллион Антониев» — автора не помню — была роль, которую я построила всю на приемах акробатики. Это было довольно эффектно, и по молодости лет я была очень довольна, когда в публике спрашивали: «Скажите, а эта артистка, вероятно, работает в цирке?» Отец же говорил, что эти эффекты — шелуха, главное в творчестве артиста — передать суть образа. 5

Летом 1917 года Н. И. Собольщиков-Самарин открывает в Одессе театр миниатюр «Улыбки». В нем и начинает официально свою сценическую карьеру молодая Антонина Самарина, Но события революции и охватившей Крым гражданской войны разлучили отца и дочь. В тот же год Самарина вышла замуж за актера М. Розенталя, и вместе они оказались в Николаеве, в антрепризе Соколова и Воронина. По воспоминаниям бывшей актрисы этого театра Е. Р. Голиковой в письме к Самариной, в город пришла банда белогвардейцев под командованием генерала Слащева, на второй или третий день арестовали мужа Антонины Николаевны.

В 1921 году Самарина с Георгием Ивановичем Юрьевым, вторым мужем, оказались и Бессарабии. Русского профессионального театра в Румынии не было. Играли в полупрофессиональных труппах по провинциальным городкам. Эмиграция длилась четыре с лишним года. Румынское подданство Самариной и Юрьева препятствовало разрешению въезда в Советскую Россию. Официально выехать не удалось. Тогда актеры решились на крайний шаг и в январе 1926 года нелегально перешли государственную границу. 6

Они приехали к отцу Антонины Николаевны в Нижний. Но поступить в нижегородский театр в том же 1926 году Самариной и Юрьеву не удалось, хотя уже два года его художественным руководителем был Собольщиков-Самарин. 7

Шесть лет их не принимали в труппу горьковского театра. Тогда действовал закон о семейственности, запрещавший работать в одном деле нескольким членам семьи. Пришлось скитаться из театра в театр. Орел, Архангельск, Ялта, Казань, Саратов, Симферополь.

К началу 30-х годов стала изживать себя сезонная система. С осени 1932 года нижегородский театр перешел на круглогодичную работу, и в его труппу вступила большая группа талантливых актеров: Н Покровский, В. Разумов, В. Освецимский, Р. Нигай — и среди них Антонина Самарина и Георгий Юрьев. «…С 1932 г. я 13 лет работала с отцом» — писала она.

Дебютировала актриса на нижегородской сцене в малозначительной пьесе Б. Лавренева «Мы будем жить». Но уже вторым o6paзoм Самариной стала роль Елены в пьесе М Горького «Мещане». Эта роль заставила обратить на нее внимание. Она быстро заняла ведущее положение в театре, завоевала успех у нижегородских зрителей в таких спектаклях, как «Волки и овцы» (Глафира), «Двенадцатая ночь» (Мария), «Хозяйка гостиницы» (Мирандолина), «Собака на сене» (Диана), Анна Каренина и др.

Театр тогда значил столько же, а может быть и больше, чем для современного человека телевидение, клубы по интересам и Интернет вместе взятые.

«…Вокруг театра всегда было много молодежи, — вспоминала Антонина Николаевна, — … в театре в статистах ходили теперешние профессора: Добротин, Торсуев, Метальников, Уралев. Театр был постоянно в окружении молодежи, я (уж) не говорю о прессе. Все время вокруг театра была пишущая талантливая молодежь. Я помню Суркова, Рюрикова, Барсукова, Кудреватых. Все они ходили в театр, все писали, все ходили на генеральные репетиции. Спорили … Театр все время был под обстрелом. Кое с чем мы соглашались, кое с чем — нет.

С отдельными сценами спектаклей выезжали в университет, в педагогический институт, где подвергались суровой критике, потому что молодежь говорила прямо то, что чувствовала. …"

И в это суровое время можно было еще находить формы эксперимента:

«…В 30-х годах отец был мало художественным руководителем, он заболел и в 1936 г. художественным руководителем стал Брилль, а он был только художественным консультантом. …

… Я считаю хорошей ролью в «Собаке на сене» Диану при Брилле. … … С Покровским. … Мы с ним решили после долгих споров и разговоров (я большая поклонница итальянского Возрождения) играть спектакль в стиле раннего Реннесанса. На актерах были не испанские костюмы, а хитоны. Это было интересно и красиво. И тональность спектакля была лирическая. Спектакль пользовался большим успехом."

Действительно, этот спектакль зрители вспоминали и через десятки лет. В нем наиболее ярко проявилось замечательные природные качества Антонины Николаевны — неистребимое жизнелюбие, добродушие, веселье, которое называют искрометным, и тонкое чувство юмора.

Однако в 1938 году, ночью 14 июня, после спектакля «Анна Каренина», в котором Самарина играла заглавную роль, они с мужем были арестованы и доставлены в здание Управления НКВД на улице Воробьева. Им обоим было предъявлено обвинение по ст. 58 п. 6 УК РСФСР — нелегальный переход советской границы в 1926 году и шпионаж в пользу Румынии. Самарина при допросах подвергалась издевательствам и избиениям, но и в таких условиях оставалась актрисой и считала своим долгом помогать людям — читала сокамерникам, что помнила, наизусть, разыгрывала какие-то сценки, просто рассказывала что-то забавное, поддерживая в себе и людях веру в жизнь и справедливость. Знавшие Самарину в те дни сохранили благодарную память о ней.

Николаю Ивановичу пришлось использовать все свое влияние и известность, обращаться в самые разные инстанции и к высокопоставленным лицам, вплоть до А. А. Жданова, ведавшего вопросами идеологии и культуры в Горьковском крае с 1924 по 1934 год. Это, несомненно, и спасло Самарину, но обвинение с нее по ст. 58 не было снято, оно «висело» над ней еще несколько лет, вплоть до освобождения мужа. 8

Сохранилась справка №1346 от 26 января 1939 г. о пребывании Самариной в тюрьме г. Горького. Выдана УНКВД по Горьковскому краю, Отдел лагерей и мест заключения, «гр. Самариной Антонине Николаевне в том, что она с 14 июня 1938 года по 24 января 1939 года содержалась в тюрьме и сего числа освобождена. Справка выдана для представления по месту жительства.» 9

Оказавшись на свободе, Самарина начала активную борьбу за освобождение безвинно осужденного мужа.

В мае 1939 года Самарина написала письмо особому совещанию НКВД на имя Л. П. Берия. 10

Летом 1939 года на гастроли в Горький приехала знаменитая певица Большого театра народная артистка СССР В. В. Барсова, которую в те годы называли «сталинским соловьем». К тому же она была депутатом Верховного Совета РСФСР и очень влиятельным человеком. Самарина обратилась к певице с заявлением. Скоро пришел официальный ответ из главной военной прокуратуры: «Ваше заявление на имя тов. Барсовой рассмотрено. За отсутствием основания к пересмотру дела Вашего мужа Паращука-Юрьева Г. И. заявление Ваше оставлено без удовлетворения.» Мужа освободили только через четыре года, и все это время Антонина Николаевна добивалась его освобождения и старалась облегчить его заключение. 11

А пока Самарина также жадно окунулась в творческую работу.

В сохранившейся вырезке из газеты 1939 г. с рецензией Б.Рюрикова на пьесу «Эмилия Галотти» назван секрет успеха Антонины Николаевны Самариной: «Превосходно раскрыла возможности, заложенные в роли, и А.Н.Самарина. Ее графиня Орсина очень убедительна …» (Других исполнителей этот известный критик в основном ругает.) 12

Позже вспоминали, что " … С самого начала в сценической работе Самариной зрителей радовало мастерство. Оно было веселым и увлекательным. … До войны Самарина играла в основном комедийные роли… … Две лучшие и интереснейшие довоенные работы Самариной были созданы в чеховской «Чайке» и в «Собаке на сене» Лопе-де-Вега. … Актриса Аркадина в «Чайке» была «обследована» Антониной Николаевной уже не без сатирической ядовитости.

… Актриса любила придумывать неожиданные характерные подробности. Часто эти детали освещали такие стороны быта и биографии, которые не были подробно нарисованы драматургом. Так, играя «Существо» в пьесе Крона «Трус», … заставляла свою героиню внезапно, в разгаре «светского» разговора забыть о роскошном «аристократическом» наряде и задумчиво чесать ногой ногу. И вот вся, тщательно скрываемая перед этим биография уличной женщины комически выступала наружу." 13

В годы войны театр был нужен замученным людям как глоток свежего воздуха, как сладкий вымысел. Вот тогда светлый талант Антонины Николаевны стал просто жизненно необходим зрителям. Как вспоминала она позже: «… 1941 г., как сейчас помню, 15−16 октября, когда немцы наиболее близко подошли к Москве. И казалось, что … нужно было играть такие пьесы, чтобы поддержать бодрость духа, вселить патриотизм в сердца людей … А в это время в театре (это было с Покровским) мы ставили легкий французский спектакль «Похищение Елены», какой-то глупый сюжет. …

Спектакль принимали с восторгом. Люди в театре сидели самые разные, усталые, прибывшие в Горький из Москвы, сидели с измученным видом, под визг бомб занимали места в актерских уборных, даже жили у нас и во дворце им. Ленина. Но эти люди были счастливы, что попали в радостную атмосферу. Я помню, как И.Козловский говорил в это время: как хорошо, что вы сыграли этот спектакль, как мы счастливы. И мы были довольны, что доставили каплю радости этим людям." 14

Красноречивы письма горьковских зрителей тех лет, которые ждали встреч с искусством Самариной и не оставляли без внимания ни одной роли актрисы.

«…Вы … создаете живые, жизненные образы, никогда не повторяетесь, всегда неожиданны. … в «Трактирщице вы просто неподражаемы, вы создали шедевр, живой, изящный, интересный образ. … Я считаю Вас украшением всей труппы. Сердечное Вам спасибо за ваше искусство.

Эльга М. 15 марта 1942 г."

«…Ваша Катарина — изумительная женщина. Для того, чтобы показать ее такой, мне кажется, одного таланта недостаточно. Надо обладать Вашим умом, в лучшем смысле слова. … О. Игнатичева. 8. 11. 43.»

«Право, хочется сказать Вам, уважаемая Антонина Николаевна, что Вы прекрасны всегда, но особенно в роли Валли (пьеса В. Головчинера «Урок жизни» — В. Ж.). Вы даже не представляете, как вы хороши! Та простота, та глубина, которой Вы полны, захватывает и восхищает. Как будто вы не на сцене; а просто у себя дома. А те минуты, которые Вас, Валли-мать, мучает ожидание, — какая глубина чувства, и после тот перелом, в каждом движении чувствуется он, даже в усталой походке… Спасибо вам за большое искусство, которое так необходимо в эти тревожные дни, оно согревает нас и вселяет веру и надежду в победу.

С уважением А. А. Соловьева, ул. Артиллерийская. 10 марта 1943 г."

(Написано на почтовой карточке.)

«Уважаемая Антонина Николаевна!

Получили ли Вы наше коллективное письмо, в котором мы выражаем свое восхищение по поводу спектакля «Волки и овцы»? В нем (в письме) мы благодарим всех участников спектакля вообще, а Вас и П.Б. Юдина особенно!

13.09.45г." (женщины из одного дома в Ждановском районе, 6 человек.)

Писали в годы войны в основном женщины — от школьниц до пенсионерок, и все просили о личных встречах и переписке. Можно предположить, потому, что видели в Антонине Николаевне идеал женщины, и при этом — подругу или мать, которой и поплакаться можно, и по о высоком поговорить — «не о хлебе и картошке», как выразилась одна студентка. 15

Самарина выступала и в госпиталях, на призывных пунктах. И везде производила какое-то светлое, неотмирное впечатление.

А при этом она, как и все, получила похоронку — на смерть двоюродного брата, которого убило осколком снаряда.16В это время на руках Самариной был старый и больной отец, который тосковал, когда она уезжала на гастроли. В июле 1945 года Н. И. Собольщиков-Самарин скончался.

Осенью 1943 года неожиданно пришло освобождение Юрьева. Бывшему заключенному не разрешили вернуться в Горький к семье и любимой работе, и, чтобы быть поближе к ним, Юрьев обосновался в Павлове на Оке, где был драматический театр. Потянулись годы бытовой неустроенности и творческой неудовлетворенности. Во время летней навигации он работал на агитпараходе на Волге. В конце-концов Самарина и Юрьев расстались, но сохранили очень теплые отношения, которые вернее всего назвать все-таки родственными. В июне 1967 из Рубцовска пришло известие о смерти Г. И. Юрьева. 17

Антонина Николаевна осталась совсем одна.

Вся ее жизнь окончательно сосредоточилась в театре.

При этом Самарина продолжала оставаться неравнодушным и любознательным человеком. В 1947 г., например, она окончила двухгодичный курс обучения вечерний университет марксизма-ленинизма Горьковского обкома ВКП (б) на отделении работников искусств и получила удостоверение об окончании. В нем значатся экзамены по Истории СССР, философии, истории ВКП (б) и марксисткой эстетике. Оценка по всем — отлично.18

В 1948 году, Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 22 мая, А. Н. Самариной было присвоено почетное звание заслуженной артистки РСФСР — «…за выдающиеся заслуги в области советского искусства». В театре торжественно отметили это событие.19

Эта высокое звание свидетельствовало о возросшем мастерстве актрисы, которое «…не только увеличилось, но стало проникновеннее и душевно умнее. Казалось бы, когда от актрисы уходит свежесть юных лет, сценические возможности должны быстро сужаться. Но тут-то и раскрывается, что такое победа творческой мысли. Обруч стягивается перед тобой, и только рука настоящего мастера может раздвинуть его … во весь горизонт. …» 20

Когда-то в начале театральной карьеры Самариной предсказывали участь блестящей комедийной актрисы преимущественно западного репертуара, объясняя это тем, что она — мастер легкого французскою диалога. В воспоминаниях и интервью Антонина Николаевна всегда подчеркивала, что ни ее отец, ни она сама никогда не считали ее внешние данные безупречными. Собольщиков-Самарин потому неохотно давал дочери роли «красавиц». (Правда, зрители, судя по письмам, видели в Самариной «королеву».) «В старой театральной провинции Самарину непременно ждали бы по ее внешним данным тесные рамки амплуа „инженю-кокетт“», признавали критики. Но свойственная ей широта натуры и глубина знаний, высокий тон и светлый настрой в творчестве позволили расширить эти узкие рамки.

«Самарина — из тех актеров, которые никогда не полагаются на свои беспроигрышные данные и работают много, увлеченно, ища наиболее полного выражения мысли в образе. Именно поэтому она стала актрисой широкого диапазона. Думается, что, несмотря на особенности своего артистического темперамента — светлого, легкого, — она могла бы найти себя и в жанре высокой трагедии. …» — отмечала Алексеева А. в статье 1968 г. «Дочь русского актера».

Действительно, сохранившиеся письма и открытки от зрителей -свидетельствуют об этом.

«Зачем я Вам пишу? … Просто хочется сказать правду и большую благодарность от одной зрительницы, которая всегда с наслажденем смотрит Вас. В нашем театре нет Вам равной артистки!» — это письмо Соловьевой М. очень характерно. Часты признания зрителей, что их письма написаны в ночь после спектакля, в потрясенном состоянии.

Даже скромные «производственные» пьесы в исполнении Самариной трогали душу. Критика на пьесу С.Алешина «Директор» в Горьковском театре драмы отмечала: «… Ряд примеров убеждает, что при вдумчивой работе артисты во многом могут уменьшить неудачи автора. Благодаря мастерству заслуженной артистки РСФСР А.Н.Самариной, завоевала любовь зрителей жена Степанова. …». 22

И шедевром сделала Антонина Николаевна образ Марии Александровны Ульяновой, матери Ленина.

Пьеса «Семья» — малохудожественная и скромная по своим достоинствам — благодаря игре Самариной, производила огромное впечатление на людей.

«…Все зрители были восхищены Вашей игрой …» (из письма «незнакомого Вам человека» Павлова Валентина Павловича), «…хотелось подойти к Вам и поцеловать Вашу руку — руку актрисы и руку матери. В нашем коллективе нет ни одного человека, не смотревшего „Семью“ — кто бы не был Вам горячо благодарен за Ваше искусство …» (Лисецкая)

Сама Антонина Николаевна называла роль Марии Александровны Ульяновой в спектакле «Семья» одной из близких и дорогих ей из сыгранных ею ролей. На образ матери Ленина Самарина перенесла образ матери Зои Космодемьянской, с которой была познакомилась. Она рассказывала: «В санатории, где я отдыхала, я встретила высокую красивую седеющую женщину. Держалась она несколько замкнуто. … Это оказалась Любовь Тимофеевна Космодемьянская. … Однажды я ей сказала:"Как бы я хотела Вас сыграть». «В чем, — спросила она. — В „Сказке о правде“?» «Нет, там слишком маленькая роль. А Вам нравится эта поэма?» Она помолчала, повернулась к окну, долго смотрела в него, потом обернулась ко мне и сказала: «Нет. Все было гораздо проще и сложнее» …

Я думала о Космодемьянской, когда работала над образом Марии Александровны Ульяновой …

… Все, что есть в актере, … - приходит вместе с ним на сцену."

Много писем в 1965 г. — из Москвы, Ленинграда, из Белгородской области, получила Самарина после показа по ЦТ записи спектакля «Обрыв» в исполнении Горьковского драматического театра, где Самарина играла роль бабушки.

Писали и молодежь. Благодарили за помощь в обучении актерскому мастерству. «…Большое Вам спасибо за то, что Вы есть! Вы вселили в меня веру. И вот я уже на втором курсе Ярославского театрального училища. Живите долго, моя хорошая, и знайте, что Вы многим нужны. …» (Лопаткина Галина, 1961 г.)

По местному телевидению показывали и спектакль «Странная миссис Сэвидж», и зрители писали, что «попали в плен хорошей пьесы и Вашей игры». И драма «Джо Келлер и его сыновья» показанная там же, вошла в душу зрителей ролью матери.

Вкус актрисе никогда не изменял, и она создала в последние годы интереснейшие образы в спектаклях «Чайка» (Аркадина), «Обрыв» по Гончарову (Бабушка), «Остров Афродиты» А. Парниса (Глория Петерсон), «Жаркое лето и Берлине» Д. Кьюсак (Анна Мюллер). Особый успех выпал на долю спектакля «Странная миссис Сэвидж» Дж. Патрика, в котором Самарина исполняла заглавную роль. Спектакль был поставлен в жанре трагикомедии, и это позволяло актрисе выстроить свою роль и двух планах. Она была великолепна в комических сценах и волновала до слез в драматических.

Когда «Странную миссис Сэвидж» готовили к постановке, в театре как-то по новому увидели Самарину. … Будто забыв весь свой громадный актерский опыт, она опять пробовала, искала, сомневалась и премьеры ждала с волнением начинающей актрисы. И играла настолько свежо, глубоко, с такой полной отдачей, что рядом с ней и все другие актеры уже просто не могли, не имели права играть в полсилы.

«Мне кажется, что самое сильное качество Самариной как актрисы — безупречное чувство жанра и стиля. … И всегда волнуют зрителя те ажурно-легкие, изящные, как бы пронизанные светом ума и сердца создания актерского искусства, которые возникают на сцене, когда играет Самарина. … в каждой роли актриса озабочена не только своей долей участия в спектакле, она непрестанно думает о целом, о стиле и жанре всего спектакля, стремится поддержать его особый настрой и незаметно втягивает в это все своих партнеров.

От крайностей театральной «моды» Самарину оберегают не только как бы в крови актрисы живущие принципы русской советской школы реализма, но и знание жизни, и здоровое чувство юмора, и внутренний такт.23

Как негодовала артистка на своих партнеров и режиссеров, когда те позволяли себе вольности на сцене и входившее тогда в моду «осовременивание» классики! Тогда она вставала на защиту Чехова или Островского.

В 1968 году Самариной первой из мастеров нижегородской сцены было присвоено звание народной артистки СССР. Со свойственной ей скромностью Антонина Николаевна недоумевала: «За что мне такое звание? Я не заслужила… Вот отцу бы его присвоить…»

В конце февраля 1968 года в театре состоялось чествование Самариной. Отвечая на горячие приветствия и добрые пожелания, актриса вышла на авансцену, ближе к зрителям, и сказала: «Все, что у меня есть, принадлежит Вам». Горьковчане знали, что это правда.

Самарина щедро дарила со сцены свой талант, свое искусство. А в жизни все время кого-то опекала, кому-то помогала, кто-то у нее постоянно жил. Любительница антиквариата, знаток и собирательница книг, Антонина Николаевна еще при жизни распорядилась своей коллекцией. Много ценных вещей она передала в музеи города, личный архив отдала в Театральный музей им. Бахрушина в Москве. А семейную коллекцию книг поделила между областной библиотекой им Ленина и библиотекой мордовскою села Шандрово Лукояновского района. Причем последней было передано более 800 книг.

Делать добро было потребностью Самариной.

«…самый характерный для нее эпизод — это когда она пустила 8-рых незнакомых солдат на ночлег в свою квартиру. А сама поехала на выездной спектакль … …это же наши солдаты, а на улице дождь… Когда она отворила дверь, первый вопрос ее был:

— А ты им на дорогу дала что, Катечка? Пирожки, говоришь, испекла? Ну и хорошо. Постой, постой, а откуда ж у тебя мука? Они оставили?!"

Незаметно и иногда тайно она творила милостыню и сослуживцам, и незнакомым.

С замечательной артисткой Малого театра, председателя социально-бытовой комиссии ВТО Е. М. Шатровой, Самарина несколько раз встречалась, чтобы помочь в устройстве одной из горьковских актрис в Дом ветеранов сцены.

Бывший вор просит денег на прокорм семьи в 1968 г.: «когда знаешь…, что есть такие люди как Вы, то вокруг вроде бы светлеет…»

Отмечало ее и высокое мужество и самоотверженность в профессии.

Во время гастролей в Вильнюсе Самарина как-тонеудачно упала. К ней бросились, но она мгновенно вскочила: «Давайте продолжать.» Вечером, как обычно она была на сцене. С гипсом под широким рукавом.

Вокруг Самариной, актрисы и женщины, существовала особая аура, которая притягивала к себе самых разных людей. Дружбой с актрисой дорожили и рядовые зрители и знаменитые, известные стране деятели искусства, литераторы, ученые.

Фаина Георгиевна Раневская писала ей в одном из последних писем:

«Милый вы человек, легкий, умница. С Вами и говорить легко, и молчать можно…»

При этом Антонина Николаевна никогда никому не льстила, всегда прямо говорила о плохом — но всегда дружески. И не проходила мимо хорошего, поддерживала в человеке его способности.

Философ Ральф Эмерсон утверждает, что «мерой душевного здоровья человека является его способность везде видеть хорошее». Этом качество было отличительной чертой Антонины Николаевны, о нем писали все.

«…Мне рассказывали: были и у нее недоброжелатели … Но она ни о ком из этих людей не отзывалась плохо — в одном ценила талант, в другом щадила молодость. …я так и не знаю, что же в ней главное — талант актрисы или талант быть человеком. Наверное, первое невозможно без второго. … … Получается большой светлый человек.

А многолетняя партнерша и подруга по театру заслуженная артистки РСФСР Татьяна Петровна Рождественская признавалась Самариной. «Какое счастье, что я близко и давно узнала Вас — без Вас я прожила бы очень серенько. В Вашем присутствии нельзя не подтянуться ни морально, ни физически».

До самых последних дней Антонина Николаевна сохраняла живой интерес к жизни и творчеству, душевное тепло и доброжелательность. В ее интервью24 подчеркивалось: «…Работа для меня самое важное в жизни. Вдохновение — это ерунда. Вдохновение без работы пяти копеек не стоит. Мне нравятся поэтому строки Николая Заболоцкого:

Не позволяй душе лениться,

Чтоб в ступе воду не толочь,

Душа обязана трудиться,

И день и ночь, и день и ночь…

Это мой девиз. Я все время работаю, если не на сцене, то дома. Если я забыла французский, я начинаю вспоминать. Если я забыла итальянский, я работаю и вспоминаю…"

Беседовавший с актрисой критик Фих отмечал:

«…сейчас, когда я Вас вижу, у меня такая уверенность, что Вы выходите на сцену с целью как-то воздействовать на публику, не просто ее развлечь, … Вы … несете нравственную мысль, идею, нравственные импульсы. … и в этом отношении у Вас были две крупные удачи, я имею ввиду в первую очередь, роль Татьяны Марковны Бережковой в спектакле „Обрыв“ Гончарова.»

Антонина Николаевна соглашалась, что ей «всегда хотелось, чтобы она заставила задуматься зрителей — что делается правильно и что неправильно в жизни … Стоит ли так жить, как он жил до сих пор. Это относится в первую очередь к молодежи. … чтобы девушки были серьезнее, чтобы наши юноши, я сужу по своему театру, …не отдавали так много времени и внимания этой жидкости, которая называется водка или виски.

Я хочу действенности в искусстве. Без действенности искусство ничего не стоит. … Хочется, чтобы молодежь все это понимала и выбирала правильную дорогу, но как это сделать — не знаю."

При этом Самарина никогда — и в старости — не была брюзгой, а просто продолжала оставаться неравнодушным человеком. Ей всегда интересно было жить здесь и сейчас. Это подметил в беседе и Фих:

" … есть актеры, которые очень любят свое прошлое. Они охотно вспоминают о ролях молодых лет, об успехах. Это все у вас было, и, тем не менее, Вы к прошлому относитесь не с очень большим энтузиазмом. Вас больше интересует сегодняшний день. …" Самарина подтверждала, что ей «Прошлое неинтересно. Там было много удач, интересных вещей, но меня интересует только настоящее, потому что меня интересует жизненная борьба. …бороться за искусство, за права искусства в жизни, не жить вчерашним днем. … И нашим молодым актерам я бы пожелала больше работать. …»

К себе она была требовательна. «Я переиграла много ролей, а сыграла настоящих всего 5−6, не больше. … … свои неудачи ты носишь в себе всю свою жизнь. …»

На закрытии сезона 1971 года, за несколько недель до смерти, Самарина сыграла свою последнюю роль в стихотворной трагедии И. Сельвинскою «Царевна-лебедь», в спектакле, посвященном 750-летию Нижнего Новгорода. Ее героиня, игуменья Марфа, современница Минина и Пожарского, женщина большого политического ума, появлялась в сопровождении свиты на высоком крыльце — метров шесть над планшетом сцены — и величаво спускалась по крутой лестнице к толпящимся внизу людям.

Когда Самарина-Марфа шла по шатким ступеням крутого лестничного откоса, зал замер… На худсовете требовали, чтобы режиссер изменил мизансцену, убрал этот рискованный выход. Но актриса была непреклонна: «Ни в коем случае! Это же интересно и совсем не трудно».

Так и звучит, не уходит из памяти последняя реплика Марфы-Самариной:

Ах, родные!

Да разве я, родные, солгала?..

Хоть эстолько? Хотя на ноготок?

Ничуть, родные… Ну ничуть, родные…

Судьба распорядилась так, что именно этими словами простилась актриса с родной сценой, со зрителями.

Последний раз в родной театр Антонина Николаевна пришла простой зрительницей, чтобы посмотреть, как играют в Доме Островского пьесу «Волки и овцы», комедию, в которой когда-то она с блеском играла роль Глафиры.

Этот выход в театр дождливым июньским вечером 1971 года оказался роковым для актрисы. По дороге ее сбила девушка, бежавшая от дождя. Антонина Николаевна упала, ушибла колено, испачкала платье, но в театр пришла и смотрела спектакль.

А наутро она оказалась в больнице.

20 июня Антонины Николаевны не стало.

Хоронил Самарину весь город, театр не мог вместить всех желающих проститься с любимой артисткой. По завещанию покойной, в тот день не было ни прощальных речей, ни духового оркестра, ни искусственных венков — ничего искусственного Самарина не любила и не выносила фальши.

Запомнилась реплика А. М. Шатровой: «Это была настоящая королева… По-королевски мы ее и похороним. А люди не забудут ее добро…» 25

21−29 июня 1971 г. некролог и извещения о смерти Самариной появились в газетах «Советская культуре», где подчеркивалось, что " … Более 50-ти лет отдала она советскому театральному искусству, и почти 40 из них — Горьковскому академическому театру драмы им. М.Горького. А.Н. Собольщикова-Самарина была гордостью и славой этого старейшего театрального коллектива. … Выдающаяся актриса, замечательный человек, А.Н. Собольщикова-Самарина своим неувядаемым талантом вписала яркую страницу в историю русского театра.".

В газете «Ленинская смена» артистами Горьковского Драматического театраписали, что она «Внесла значительный вклад в развитие театрального искусства. … С неувядаемым мастерством своего на редкость жизнерадостного и жизнеутверждающего таланта … … Актерская молодежь всегда всегда имела в ее лице умного, опытного советчика и верного друга.

А.Н.Самарина принимала активное участие в общественной и культурной жизни города Горького области, неоднократно избиралась депутатом местных Советов депутатов трудящихся. … Награждена орденом «Знак Почета» и медалями." 27

Несомненно, это был незаурядный человек. «…Жизнь у меня была всяческая, и горестей было много, и страданий — но всегда жизнь была многообразной и интересной», — говорила о себе сама Антонина Николаевна. Страдания придали глубину ее творчеству. А на вопрос «Что Вам помогало переносить горести?» — она отвечает коротко: «Прирожденный оптимизм». В результате А.Н.Самарина навсегда стала частью истории города Нижнего Новгорода.

Продолжают оставаться справедливыми слова Алексеевой А.: «Театральное искусство жестоко: его создания … живут только в самый момент творчества и тут же бесследно исчезают … Не многим мастерам театра удается оставить глубинные следы в людской памяти. К этим немногим по праву принадлежит актриса Горьковского театра драмы Антонина Николаевна Самарина». 28

Гл. архивист… Л.В. Абросимова.

Примечания.

1. ГУ ЦАНО, Л.ф. 5823, оп.1, д.219а — ст. Алексеевой А. «Дочь русского актера» о Самариной в журнале «Театральная жизнь» №11, стр.20−23. Июнь 1968 г.

2. ГУ ЦАНО, Л.ф. 5823, оп.1, д.219 — ст. Докучаевой «Щедрость таланта» (о Самариной в связи с присвоением ей звания народной артистки СССР) в газете «Горьковский рабочий». 22 февраля 1968 г., 3 стр.

3. Алексеева А. «Дочь русского актера» // ж. «Театральная жизнь» Июнь 1968 г. №11, стр.20−23.

Докучаева «Щедрость таланта» // «Горьковский рабочий». 22 февраля 1968 г., 3 стр.

Жучков В. Судьба актрисы. Народная артистка СССР А. Н. Самарина (1892−1971). // Ж. «Нижний Новгород», 1997 г., №3, стр.208−218.

4. Архив Антонины Николаевны представляет собой документальные материалы о жизни и творчестве ее самой и ее отца. Материалы, сданные в Облгосархив, состоят из:

1) материалов творческой деятельности Собольщикова-Самарина и Самариной — режиссерские экземпляры пьес и разработки, тексты ролей, фотографии Собольщикова-Самарина и Самариной в ролях, фотографии сцен из спектаклей, поставленных Собольщиковым.

2) Материалов биографического характера и о работе в театре — личные фотографии Собольщикова-Самарина и Самариной, их родных и близких друзей, программы спектаклей, почетные грамоты, удостоверения о присвоении почетных званий, приветственные адреса и др.;

3) Переписки — письма Собольщикова-Самарина и разных лиц к нему и Самариной;

4) Материалов о Собольщикове-Самарине и Самариной — газетные статьи о них, отзывы разных лиц об их пьесах и т. д.

5) Материалов, собранных Собольщиковым-Самариным и Самариной (фотографии разных лиц, многие с дарственными надписями, альбом с фотографиями артистов, работавших ними, видовые фотографии, газетными статьями по интересовавшим фондообразователей вопросам и др.)

Материал обработан в архиве и объединен с материалами, сданными и обработаными в 1962 г. (ГУ ЦАНО, Л. ф.5823.)

Весь материал, и вновь поступивший и имевшийся ранее, был систематизирован по следующей схеме:

I. Материалы Собольщикова-Самарина.

II. Материалы Самариной Антонины Николаевны.

5. ГУ ЦАНО Л. ф. 5823, оп.1, д.222а; д.224а, л.9−10.

6. Жучков В. Там же.

7. Здесь и далее: ГУ ЦАНО Л. ф. 5823, оп.1, д.222а; д.224а.

8. Жучков В. Там же.

9. ГУ ЦАНО Л. ф. 5823, оп.1, д. 186.

10. ГУ ЦАНО Л. ф. 5823, оп.1, д.187 — «письмо артистки Горьковского областного театра драмы Антонины Николаевны Самариной Народному комиссару Внутрених дел тов.Берия. 7 мая 1939 г.»

11. Жучков В. Там же.

12. ГУ ЦАНО Л. ф. 5823, оп.1, д. 188.

13. ГУ ЦАНО Л. ф. 5823, оп.1, д.210а — ст. Волчек Ю. «Народная артистка республики» в «Горьковской правде». 1959 г.

14. ГУ ЦАНО Л. ф. 5823, оп.1, д.222а.

15. ГУ ЦАНО, Л. ф. 5823, оп.1, д. 190, лл.6−8; 11−11 об.; 12

16. Как писал его однополчанин: «…Снаряд разорвался от него на расстоянии одного метра и убило сразу насмерть сказать ничего не успел … Похоронили очень хорошо сделали гроб и похоронили в одном из населенных пунктов. Так хоронют конечно не везде. …»

ГУ ЦАНО, Л. ф. 5823, оп.1, д. 190, л.13.

17. Жучков В. Там же.

18. ГУ ЦАНО, Л. ф. 5823, оп.1, д. 194.

19. Сохранилась вырезка из газеты (какой — не указано) сообщения ТАСС «Заслуженные артисты РСФСР».

ГУ ЦАНО, Л. ф. 5823, оп.1, д. 195.

20. Ст. Волчек Ю. «Народная артистка республики» в «Горьковской правде». 1959 г.

ГУ ЦАНО, Л. ф. 5823, оп.1, д.210а

21. Ст. Алексеевой А. «Дочь русского актера» в журнале «Театральная жизнь» №11, стр.20−23. Июнь 1968 г.

ГУ ЦАНО, Л. ф. 5823, оп.1, д.219а.

22. ГУ ЦАНО, Л. ф. 5823, оп.1, д. 190, л.31.

23. Алексеева А. Там же.

24. Здесь и далее ГУ ЦАНО, Л. ф.5823,оп.1, д.222а, лл.1−22.

25. Жучков В. Там же.

26. ГУ ЦАНО, Л. ф. 5823, оп.1, д. 224.

27. ГУ ЦАНО, Л. ф. 5823, оп.1, д.224

28. Алексеева А. Там же

  • Новости и события
  • Комитет по делам архивов
    Орган государственного управления архивным делом в области, контролирует соблюдение архивного законодательства, руководит работой 10 государственных казенных учреждений, осуществляет методическое руководство деятельностью 50 муниципальных архивных учреждений и около 3 тысяч архивных организаций. Комитет также ведет централизованный государственный учет архивных документов области на базе программного комплекса «Фондовый каталог».
  • Государственные казенные учреждения
    Комитет и подведомственные ему государственные архивы образуют Государственную архивную службу Нижегородской области
  • Муниципальные архивные учреждения
  • Научно-методический совет архивных учреждений ПФО
    Постоянно действующий совещательный орган архивных учреждений субъектов Российской Федерации, входящих в состав Приволжского Федерального округа, созданный в целях совершенствования их работы в области архивоведения, документоведения, археографии; обобщения и распространения передового опыта, использования его для улучшения практической деятельности архивных учреждений.

Внедрение — Graphit

Технология — Treegraph

Яндекс.Метрика